Глаза у нас добрые, а рубашка - смирительная.
{+} Раз уж зашла речь про кино, расскажу почему Молчание мне не зашло. Причин этому три, и одна очевидным образом связанна с другой, и из-за всех трёх для меня главным послевкусием от этого фильма стало чувство упущенных возможностей.

{+} Во-первых, весь фильм меня не покидало ощущение, что Скорсезе так и не решил, хочет он снимать высокодуховное искусство с размышлениемя о природе божественного и людского - или памфлет для широких масс о торжестве христианской парадигмы и человеческого (читай мужского) духа. И потому у него ожидаемо получилась ни рыба ни мясо, и вещи которые должны быть очевидны проговаривались словами (и тут я поняла как же мне не нравится голос Эндрю Гарфилда). Плюс, поскольку весь фокус идет на главного героя, который мучим сомнениями и соблазнами, но не совершает каких-то действий, которые могут вызвать сопереживание и поддержку со стороны зрителя (во всяком случае не очень христианского зрителя), страдания других персонажей не вызывают необходимого для ощущения высоких ставок и жертвы, а ангбандский выбор главного героя в финале смотрится откровенно слабо и нечестно. Это могло бы быть хорошей критикой настоящего: женщины, стерики и японцы страдают вполне себе физически и страшно, для того, чтобы Система добилась от белого европейского мальчика чисто символической жертвы, но Скорсезе увы имел в виду не это.

{+} Во-вторых, не смотря на то, что пытки обычных людей - это однозначно плохо, фильм пытается показать кто в этой истории хороший, а кто нет вне исторического контекста, что мне все два с половиной часа казалось несколько лицемерно. Как человек, знакомый с историей экспанси Испании и Португалии в 16-18 веках, я вполне понимаю оправданность подозрений японских правителей, что за священниками придут ребята вроде Кортеза. И что католическим священникам - как очень заметно по примеру главного героя - в целом плевать на Японию, её культуру, историю, народ и традиции. Лишь бы на исповедь ходили да десятину платили.

{+} Из хорошего, Япония XVII века воссозданна так, что Куросава плакал бы от зависти. И порадовало отсутсвие романтической линии и образа Прекрасной Экзотической Японки. Но тут возникает неизбежное "в-третьих". Возможно я слишком много сижу на тумбе (то есть я точно слишком много сижу на тумбе, но), возможно это потому что я живу и работаю в самых мультикультурных районах одного из самых мультикультурных городов мира, но когда мне показывают холеную ирландскую морду Квай Гона Лиама Ниисона, с его холеным ниисоновскм английским, и говорят "посмотрите какой тру портцгалец, и как он говорит на тру португальском", мой мозг невольно вопрошает "чо бля?!". То есть я видела таких людей в Португалии, когда мы с госпожой Ли Шу там отдыхали, но они жили в отеле, а не работали там! Ту же реакцию вызывает и Эндрю Гарфилд, про которого я дополнительно осознала, что он мне просто не нравится ни лицом, ни голосом. Что особенно пичально в свете того, что большая часть "Молчания" проходит под его закадровое вещание. Это возвращает нас к первой проблеме; потому что если бы это был тру-артхаус, то они бы говорили по португальски, и весь фильм был бы с субтитрами, а не только реплики на японском. Если бы это был памфлет, то все говорили бы на английском. А так полный НРНМ. То есть ладно бы португальцы, но даже если бы вместо Нисона и Гарфилда там были бы Хавьер Бердем и Диего Луна или Гаэль Гарсиа Берналь, было бы на порядок лучше, имхо. *we could have had it all играет на заднем плане*

{+} Неожиданно Адам Драйвер ака Кайло, вызвал у меня минимум кастинговых претензий. Возможно потому что у него, в отличие от персонажа Гарфилда, были и мозг, и хребет; может потому, что его было сильно меньше, а может потому что она настолько похож на Некрасивых Котиков, что у меня случается какой-то аналог эффекта "зловещей долины" и я его воспринимаю не совсем человеком.


@темы: некрасивые котики, Мысли вслух, Кино